Фэндом


Нью-Йоркшир – сплав рас и культур, но формально эти земли являются частью Альбиона, его колониями на Лаврентии (одно из старых названий американского континента).

К народностям Альбиона относятся англичане, англичане-колонисты (янки), французы, французы-колонисты (кануки), и, с недавнего времени, голландцы, русичи и варяги скандинавских государств. Кроме общин Альбиона, есть общины государств Ломбардской Лиги, то бишь представители итальянских государств – лигурийцы (генуэзцы), тосканцы, висконтийцы (миланцы), террафермовцы (венецианцы) и проч. Есть небольшая община мавров-андалузцев из Арагона.

Приезжих англичан в городе много, в особенности военных специалистов, механиков, моряков. Их легко узнать по акценту. Колонисты-переселенцы с Альбиона - люди простые и, по меркам Старого Света, грубые и неотесанные. В Лаврентию ссылались изначально преступники, которые как раз и воевали с аборигенами и кровавыми орками. Впрочем, Нью-Йоркширцы смотрят на своих континентальных собратьев свысока. Среди переселенцев много шотландцев, ирландцев и франков.
Вообще-то, колонисты и приезжие серьезно друг друга недолюбливают, что порождает почву для многочисленных конфликтов. В особенности колонисты-потомки ирландцев и шотландцев терпеть не могут англосаксов, и те отвечают им взаимностью. С другой стороны, и те, и другие не любят остальные расы, так что их взаимная вражда отходит на второй план перед ксенофобией.

Французские колонии формально входят в состав Содружества Королевств Альбиона, и подчиняются тому же королю. Тут нужно сделать различие между французами Старого Света и колонистами. Поговорка «суровый, как француз» или «как канук» возникла не на пустом месте. Француские колонии находятся существенно севернее, и их обитатели – охотники за пушниной, трапперы, лесорубы и первопроходцы. Мрачные бородатые люди с своеобразным пониманием юмора.  Французы со Старого Света, манерные и вздорные люди, обижаются, когда их путают с колонистами.

Итальянцы из Лиги есть везде, где есть море. Итальянские торговые гильдии, по сути, поделили между собой и морскими эльфами монополию на торговый флот. Кстати, итальянцы – немногие из «серых» народов, у которых есть общины на западе города, в «темных» районах, включая даже Глэссбид, бывшую крепость на острове в дельте реки, превращенную в огромный рынок. Одна беда – Лега Ломбарда как таковая поделена на множество государств, некоторые из которых крайне недолюбливают своих соседей, поэтому общины итальянцев разделены друг от друга, например, тосканцы отдельно, венецианцы отдельно.

Руссичей, будь то московитов, острогардов или киевлян, в городе не так много, но так как король Содружества из Новгорода (царь в Острогардии чисто номинальная должность), то их общины приобрели довольно значимый статус. В числе переселенцев их не много. Зато голландцев хватает, так как они были первыми, кто колонизировал остров (это видно по названиям районов, например Хальвмаэн, от Halve Maen, названия корабля).

Магрибов (арабов) в городе мало, их представительства можно найти в основном в портовых районах, как правило, вместе с андалузцами.

«Светлые» и «темные» люди не причисляют себя, как правило, к общинам Альбиона, хотя формально являются представителями соответствующих государств. Они стараются придерживаться своих районов, входящих в сферу влияния представительств Юниса и Даргона (читай «света» и «тьмы») соответственно.
Почти не представлены на острове африканцы и азиаты. Африка – изолированный континент, довольно агрессивно настроенный по отношению как к светлым, так и к темным (к последним в особенности). Так как рабовладельческой системы в Альбионе не было, то чернокожих в Нью-Йоркшире мало, и в абсолютном большинстве это испанские мавры-андалузцы.  Азиаты тоже не представлены, их диаспоры живут на другом конце континента. И Азия, и Африка, ведут изоляционную политику, поэтому их можно найти, как правило, в портовых и торговых районах, и это либо купцы, либо послы. И те, и другие, сугубо нейтральны, когда речь заходит о конфликтах света-тьмы.

Гномы Нью-Йоркшира отличаются от своих собратьев в Старом Свете, в частности тем, что они отрицают традиционные гномьи ценности, бреют бороды и пользуются вергул-мал в разговоре, в то время как в Старом Свете всё еще есть «старообрядцы». Гномы держатся своих районов, их диаспоры повязаны кровными узами и клановыми взаимоотношениями. Они делятся по кланам, но они представлены одинаково по численности, так что вычленить из них доминантные кланы сложно для непосвященного. Иногда можно встретить и чернокожего гнома (их подземные колонии простирались до Африки), но таковых мало.

Гоблины представляют самую многочисленную общину Нью-Йоркшира, примерно 25 миллионов. Они в основном держатся западной части острова и районов на континенте, но при этом не брезгуют обитать в тех же районах, что и гномы, или в соседних с ними.
Из орков наиболее хорошо представлены бледные и горелые диаспоры, обитающие на западе Драконьего острова.  Кровавые орки, огромные существа, раньше населяли континент вместе с коренным человеческим населением, но были вытеснены в результате военных операций. Они до сих пор обитают в анклавах на континенте, кочуя с места на место, но при этом не придерживаются «темной» идеологии, зато симпатизируют Альбиону, и в особенности королю (правда, старому, умершему лет 50 тому назад). Их не много в рядах Даргона, зато они с удовольствием служат в полиции, в основном в войсках специального назначения.

Сиды были на острове задолго до колонистов, они вместе с фоморами ушли на остров после поражения в войне с эльфами и людьми, и долгое время жили в изоляции. Их много, но они держатся своих районов, предпочитая работать на Даргон, хотя сами темных недолюбливают также, как и светлых. Как правило, делят свои районы с фоморами, но особой любви друг к другу не испытывают.

Фоморы распространены, но разобщены. У них мало собственных районов и общин, они предпочитают жить рядом с гоблинами и сидами, иногда с орками. В целом, это не очень агрессивные диаспоры, но индивидуально фоморы довольно непредсказуемы, и их не сильно любят на востоке острова. Люди и эльфы их недолюбливают, и стараются держаться от них подальше, хотя самим фоморам побоку, лишь бы их не трогали.

Эльфы широко распространены, их культурное влияние огромно в Альбионе, и люди стараются частично следовать за их модой. В частности, так как эльфы не настроены шовинистически по отношению к женщинам, это придало силы суфражистскому движению у людей, поэтому можно встретить человеческих женщин в полиции и армии, хотя руководящие должности им стараются не давать (это меняется). Сложно приказать женщине быть у плиты, когда у эльфов есть дамы наподобие Галадриели, которые сражались еще в Великой Битве наряду с остальными. Кстати, так как для эльфов война – чрезвычайная ситуация, они вполне толерантны к женщинам в своих вооруженных формированиях, например, в Юнисе. Эльфы держатся восточной части острова, и остров Сэнкчуэри – их форпост. Так как я пока работаю над эльфийским, то я не буду приводить сейчас названия их народностей и вдаваться в подробности.  Этому я посвящу отдельную заметку.

Единороги перфект сравнительно малочисленны, их пара-другая миллионов.  Они держатся эльфийских районов, но многие предпочитают жить в человеческой среде. Это очень спокойные и меланхоличные пацифисты. Как правило, спокойно относящиеся к темным, да только темных физически корежит от их присутствия. Не так сильно, как от «чистых» единорогов, четырехногих разумных тварей, но чистых единицы, и все они – на Сэнкчуэри, и оттуда не вылезают. Перфекты же славятся как наглые твари, в основном из-за того, что они шатаются где хотят, к неудовольствию «запятнанных».

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики